Р-Спорт-Ру

Футбол

Александр Селихов: Не спал всю ночь, когда мне сказали, что возвращаюсь к тренировкам

Вратарь "Спартака"  Александр Селихов выразил радость по поводу возвращения к полноценным тренировкам. В мае этого года он получил разрыв ахиллова сухожилия и вернулся в строй спустя полгода. – Когда приступил к работе в общей группе, испытал огромную радость. Наверное, не спал всю ночь после того, как мне сказали: "С завтрашнего дня сможешь тренироваться на равных с партнерами". Очень ждал этого момента, – цитирует официальный сайт "Спартака" Селихова. – Шесть месяцев прошло... Ребята поздравили с возвращением. Эмоций у меня сейчас хоть отбавляй. С нетерпением жду каждую тренировку. Ведь много пропустил... – К тому моменту, когда получили травму, стараетесь мысленно не возвращаться? – Иногда вспоминаю. Помню, как доктор подошел ко мне и сказал: "Сань, это операция". И я уже стал готовиться. Сделал МРТ, потом полетел в клинику в Рим, где был прооперирован. В первые моменты не так тяжело приходилось, потому что настроил себя на то, что нужно терпеть, что через эти испытания необходимо пройти. Только вот я обещал одному человеку попасть на чемпионат мира. Травма подкосила. Был в расширенном списке сборной, был шанс попасть на турнир. Но не сложилось. – Георгий Джикия, увидев после операции бинты, спросил: "А буду ли я вообще играть в футбол?" – У меня, конечно, тоже были разные мысли... Думал: неужели не будет, как раньше? Но меня уверили, что все будет хорошо. – Время в римской клинике тянулось невероятно долго? – Со мной был глава медицинского департамента "Спартака" Михаил Гургенович Вартапетов. Поэтому было полегче. А еще в клинике работает русский парень Максим, мы с ним общались. Периодически также встречал наших спортсменов, которые проходили там реабилитацию. В общем, скучно не было. Помимо этого, в Риме мне провели экскурсию на машине. Посмотрел достопримечательности столицы – Ватикан и прочие. Редко кому не нравится этот город: он очень красив. Но, если честно, мне там не до красот было. Был на костылях, прогуляться толком не мог. Хотелось только одного – побыстрее восстановиться.